О “легализации” крипты и о налогах

0
254

О “легализации” крипты и о налогах  О “легализации” крипты и о налогах

Уже почти год длится беспрецедентная шумиха вокруг крипты, и СМИ периодически делают вбросы на тему “сажать не сажать”, “легализовать не легализовать”, “налоги брать”, “майнеров переписать” и тд.
И ссылаются на заявления различных чиновников и говорящих голов. А я хочу ещё раз напомнить о сущности крипты и порассуждать на эту тему.

 И снова я отказываюсь от терминов “валюта”, “монета”, “коин” , которые не могут сочетаться со словом “крипто-” (начиная с момента создания Биткоина по сегодняшний день).  Я предпочитаю употреблять термины :
1 крипто-объект (виртуальный крипто-объект, цифровой крипто-объект)
2 крипто-актив

 Но для краткости я буду использовать жаргонизм “крипта”.

Крипта — это some digital shit , цифровое дерьмо. Графики цен крипты больше всего напоминают графики цен биржевых товаров и акций. Юридический статус крипты больше всего ближек статусу Ваучера.

Ваучер (англ. voucher — «расписка, поручительство») — письменное свидетельство, квитанция, документ, подтверждающий получение товара, скидки на товар или услуги.

Крипто-объект — как ваучер — даёт право его обладателю переместить ценность из кошелька А в кошелек В внутри системы блокчейна. Если кошелек В принадлежит другому индивиду, то перемещаемая ценность имеет одинаковое значение (стоимость) для обеих сторон, и крипто-объект (ценность) перемещается в результате согласия сторон. “Согласие есть продукт при полном непротивлении сторон!” (с) “12 Стульев”. Ценность крипто-объекта напоминает ценность предмета коллекционирования. Предмет коллекционирования — это систематизированный мусор, имеющий большое значение для его обладателя.

Коллекциони́рование (от лат. collectio — собирание, сбор) — деятельность, в основе которой лежит собирание коллекции, то есть систематизированное собирание и изучение каких-либо объектов (как правило, однородных или объединённых общностью темы). Коллекционирование предполагает выявление, сбор, изучение, систематизацию материалов, чем оно принципиально отличается от простого собирательства. Поскольку крипто-объекты не являются редкостью, в отличии от предметов коллекционирования — то процесс выбирания крипто-объектов перед их приобретением больше напоминает процесс выбирания акций в портфель. Но, в отличии от акций, крипто-объекты нельзя оценить при помощи привычных методов фундаментального анализа.

Придание ценности крипто-объекту — как цифровому мусору, имеет те же самые основания, на которых даётся ценность предмету коллекционирования — как бытовому мусору, который либо принесён со свалки, либо не донесён до свалки. Я достаточно хорошо знаком с темой коллекционирования, ибо с 1981г по 2010г был коллекционером фонограмм на различных носителях. Я встречался с такими-же коллекционерами в различных местах Москвы и Подмосковья, и в других городах. Я начал заниматься коллекционированием ещё до создания знаменитой Горбушки, которая с момента создания поменяла свою дислокацию как минимум 4 раза. Поэтому в результате многолетних наблюдения я получил богатый опыт того, как мусор становится ценностью и как ценность становится мусором.

До того дня, когда я стал коллекционером — я даже не предполагал, что буду отдавать за виниловый диск в картонном конверте треть или половину своей месячной зарплаты. Но когда я стал коллекционером — я охотно стал признавать актуальную на тот момент ценность этого мусора (а как иначе назвать порядком изношенные звуковые носители в потёртых и помятых картонных обложках, на которых записаны мелодии, во всём мире вышедшие из моды лет 10–15 и более назад ?)

Когда фонограммы стали доступны в виде файлов и при помощи интернета — то прежние звуковые носители вновь стали для меня мусором, и я с облегчением в сердце освободил своё жилище от устаревших носителей фонограмм и от средств их воспроизведения.

Ценность этих носителей признавалсь только внутри небольшого сообщества сообщества коллекционеров и была иногда настолько несуразной в отношении отдельных объектов, что вызывала удивление и неприятие даже у отдельных членов сообщества, не говоря уже о посторонних лицах. За пределами сообщества — ценность этих объектов стремилась к нулю.

Я помню брезгливое выражение лица одного работника милиции (любезно пригласившего меня пройти с ним в помещение поста на станции метро Маяковская), когда он достал из моей хозяйственной сумки виниловый диск в очень потёртой картонной обложке. Это был альбом Фила Коллинза “Face Value” 1981г издания.

“И сколько это стоит ?” — с любопытством спросил он

“40” — скромно ответил я

После этого он сразу тепло попрощался со мной. Только через годы до меня наконец дошло — почему мент так быстро отпустил меня! Он подумал — что я назвал цену 40 копеек! А я говорил о 40 рублях. Для справки — в тот период моя месячная зарплата была 130 рублей. Мент подумал, что мой фирменный винил стоит 40 копеек, ибо госцена на грампластинки производства Апрелевского Завода в ближайшем универмаге была 2 рубля 15 копеек. Но это за новые, а моя выглядела потрёпанной и старой. Да ещё рожа Фила Коллинза на ее оложке немало доставляла… А пройдя 500 метров от опорного пункта милиии до магазина “Мелодия”, можно было у его входа встретить какого-нибудь коллекционера, который мог бы дать за это изделие 45р, а 40р дал бы легко!

Понимаете — куда я клоню? Крипту покупает один дурак у другого дурака! И цена этой крипты — есть продукт непротивления сторон! Но внутри замкнутой системы!

Теперь о том, что было мной заявлено в начале темы.

“Легализовать не легализовать” ?

Смешно это читать или слышать. Индивид А продаёт индивиду Б какой-то хлам, мусор. Если А и Б договорились, что винил в потёртом конверте стоит 40р — то это их дело. Что тут легализовывать ? Эта сделка не нарушает никакие законы. Всё уже давно легализовано. Брать ли налог с этой сделки ? Это приватная сделка между двумя индивидами, которые без участия и без контроля государства, по взаимной договорённости совершили незадокументированную сделку.

Если государство не осуществляло контроль и защиту этой сделки — то какое, к чертям, оно имеет право требовать платить налог с этой сделки? А теперь поменяйте слова “винил в потёртом конверте” на слово “крипта” — и всё сразу станет понятно! Теперь о майнерах. Конечно, наше государство может устроить Всероссийскую Перепись Майнеров. Ведь наше государство — оно такое наше…

Но может ли государство брать за майнинг налог? Наше государство таково — что и за майнинг оно может брать налог, это никто не будет отрицать. Но тогда может возникнуть неприятная ситуация. Ведь государство имеет право брать налог только тогда, когда оно может защитить налогоплательщика. Иначе это не сбор налогов — а обычный грабёж или обычное вымогательство.

И вот представим себе такую ситуацию. Майнинговый пул не выплатил деньги майнерам, проще говоря — кинул их. Майнеры идут к государству и говорят : “Мы тебе платим налоги, защити нас, заставь китайцев отдать нам нашу крипту” А государство отвечает : “Китайцев? Ээээ….А как это? А я и не знало, что вы через Китай майните! Тут я ничем помочь вам не могу! Нет у меня рычагов влияния на китайцев!” Очень неприятная ситуация… Да и вообще брать налоги с майнеров как-то ….вроде-бы…не за что…

Вот работает комп. За компом сидит ребёнок и играет в игру. Внутри компа — процессор и видеокарта, которые генерируют какие-то числа и на экране монитора появляется изображение, которое радует ребёнка. А вечером за этот комп садится папа ребёнка. И снова процессор и видеокарта генерируют какие-то числа. Например, по алгоритму CryptoNight  И на экране монитора уже другое изображение. И это изображение радует уже папу. Надо ли за это брать налог? Сомневаюсь.

 Или вот другой пример. Сын взял микрофон, спел песенку и записал ее на комп. Получился файл. Потом сын зашифровал этот файл и по интернету переслал его папе. Папа получил файл, расшифровал его и воспроизвёл на другом компе. И послушал песенку сына. Надо ли за это брать налог? И тд….

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here